Автор Тема: Поколение Мухтара. «Собачья» жизнь капитана Сухина  (Прочитано 2214 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Geycha

  • Гейша
  • Собаководы Поволжья
  • Общая
  • *
  • Сообщений: 70
  • Гейша
 
«Собачья» жизнь капитана Сухина
Мне, человеку, недавно перешагнувшему тридцатилетний возрастной рубеж, а посему относительно далекому от ухода на пенсию, бывает интересно наблюдать за дальнейшей судьбой тех, кого родной коллектив со слезами, подарками, торжественными речами и банкетом провожал на заслуженный отдых. Бывает и так, что, выйдя на пенсию, человек не устремляется на дачу или к доминошному столу во дворе. Живой пример тому Анатолий Сухин, капитан милиции в отставке, который решил быть не просто пенсионером МВД, а пенсионером-кинологом. После просмотра фильма «Ко мне, Мухтар!» 12-летний Толя «заболел» собаками. Но приобрести породистого щенка с хорошей родословной не было возможности. И кто знает, как сложилась бы жизнь мальчика, если бы не случай. – Однажды в газете «Пионерская правда» объявили конкурс на лучший рассказ о собаке, – вспоминает Анатолий Васильевич. – Победитель получал в подарок щенка ротвейлера. Я написал о собаке-поводыре, жившей со мной по соседству, и моя фамилия оказалась в числе пятерых победителей. Так появилась Сильва – первая собака в моей жизни. Потратив год на обучение Сильвы элементарным командам, Толя Сухин пришел со своей собакой к начальнику уголовного розыска Серпуховского УВД и попросился на работу. В ту пору УГРО возглавлял Дмитрий Мишенин. Как ни странно, но к просьбе школьника он отнесся вполне серьезно. Через некоторое время юный кинолог стал посещать милицейский питомник (тогда он находился на улице Театральной – Прим. авт.), а вскоре уже получил звание внештатного сотрудника милиции, возможность оказывать реальную помощь органам и разрешение выезжать на происшествия. Однажды из-за выезда Сухин опоздал на экзамен по русскому языку на два часа. Правда, это не помешало выпускнику получить положительную отметку.
– После школы встал вопрос: куда идти дальше, – говорит Сухин. – В то время в милицию нельзя было попасть, не отслужив в армии. Благодаря ходатайству начальника Серпуховского УВД Алексея Егорова, я стал первым серпуховичом, кто ушел служить в пограничные войска со своей собакой. Сильве на тот момент исполнилось 4 года. Это была уже сложившаяся, если можно так сказать, личность с большим опытом работы и багажом раскрытых преступлений. Но я и предположить не мог, что в Северо-Западном пограничном округе в Выборге мне предстоит не нарушителей ловить, а заниматься совсем другим делом. В 1970 году в Советском Союзе начали создавать службу по борьбе с незаконным оборотом наркотиков. Дело новое, незнакомое, поэтому в самом начале подготовки людей и дрессировки собак было допущено много ошибок и неточностей. Но под конец срока службы все-таки осилили все методики. И если сейчас собаки, натасканные на поиск наркотиков, достаточно успешно справляются со своими задачами, то, значит, мы не зря начинали эту службу, отрабатывали и усовершенствовали способы дрессировки. Вернувшись из армии, Анатолий Васильевич решил отойти от милицейских дел и посвятить себя медицине. Он поступил в серпуховское медучилище. Правда, стать медиком ему было не суждено. Уже на первом курсе Сухина вызвали в горком и сказали, что он должен работать только в милиции. Спорить с партийным руководством было не принято, и Анатолию пришлось снова надевать милицейскую форму. – Служить без собаки не хотелось, - продолжает Анатолий Васильевич. – Кинология притягивала всегда. Только знаний не хватало. Чтобы восполнить пробелы, я поступил в школу милиции и этим сам себе подножку поставил. На тот момент в кинологической службе должности стали не офицерские, а я уже офицером был. Строгий порядок нарушить никак нельзя, и вернуться в кинологию для меня было достаточно проблематично. Так и пришлось работать на разных должностях, в разных подразделениях, но без собак. Уже более десяти лет Анатолий Васильевич – капитан в отставке. За эти годы он пробовал работать в охранных структурах, занимался дрессировкой чужих собак. Но все это не приносило пенсионеру удовлетворения. Несколько месяцев назад, встретившись с руководством Серпуховского УВД, Сухин получил предложение – возродить в Серпухове кинологическую службу и возглавить питомник. – Я ни дня не думал, – говорит капитан в отставке. – Это действительно то, о чем я мечтал. Даже будучи пенсионером, я все равно учился. Ведь кинология - это большая наука и останавливаться на достигнутом нельзя. К тому же, чем быстрее питомник заработает в полную силу, тем лучше будет для города. – Сколько времени нужно, чтобы мы увидели результаты вашей работы? – У меня формула работы такова: труд, терпение, время. Моя собака – восьмимесячная Сильва – уже к концу лета будет способна работать на выездах. Помимо нее в питомнике готовят розыскных и патрульно-постовых собак. С этими особями сложнее в том плане, что они были закуплены уже взрослыми. Но все будет нормально, потому что и у собак, и у сотрудников есть желание работать. Тем более, что я стараюсь придерживаться в дрессировке трех основных «П»: постепенно, постоянно, последовательно. – У вас опять собака Сильва? – Да, а что здесь удивительного? После первой Сильвы прошло более 40 лет. И все это время у меня дома жили собаки, с которыми я занимался, дрессировал. – И опять вы выбрали ротвейлера? – Я пробовал держать овчарку. Был период, когда у меня жили и ротвейлер, и овчарка. Меня даже Троекуровым звали, когда я гулять выходил с ними. Не хочу сказать, что ротвейлер – самая лучшая собака. Просто для меня, человека достаточно спокойного, она подходит больше, нежели энергичная овчарка. Я вообще считаю, что собака должна подбираться как одежда – чтобы было удобно. Да и содержать в квартире ротвейлера менее хлопотно. – Порода достаточно серьезная. Не боялись за семью? – Побаивался. Ведь дома четверо детей, а повсюду шла пропаганда, что это собаки-убийцы. Но за многие годы ни у меня, ни у моей семьи никаких проблем не было. Все зависит от человека, от его подхода к собаке. – Дети пошли по вашим стопам? – Старший сын – инструктор минно-розыскных собак. Служил на Северном Кавказе, участвовал в боевых действиях. Вернулся со службы и посвятил себя занятию, не связанному ни с кинологией, ни с милицией. Второй сын тоже служил с собакой, вернулся в прошлом году. Дочери одна – педагог, вторая – администратор в гостинице. Я пытался привлечь кого-нибудь из них в кинологию. Но, говорят, пока не готовы. Ведь на кинологе, который отвечает и за свои действия, и за собаку, лежит гораздо больше ответственности, чем, скажем, на следователе. И спрос с него, соответственно, тоже больше. – Но тяжелее всех, видимо, пришлось вашей супруге? – Она сама выбрала такую судьбу. Когда я к ней на свидание с собакой ходил, вопросов не было. А теперь уже спорить не к чему, и пока я жив, в доме будут собаки. – Каждая собака неповторима, у каждой свой характер. Но кроме первой Сильвы, какая еще собака вам особо запомнилась? – Его фотография по сей день висит в нашем УВД – восточно-европейская овчарка Дик. Пес был изумительный! В конце 70-х годов только благодаря его способностям за один год было раскрыто 240 преступлений! Дик и погиб, можно сказать, на службе. Мы с ним вернулись с происшествия, легли спать. Утром я проснулся, а он - нет… Мне этого пса очень не хватает, и до сих пор его жалко… – Вы его со щенка воспитывали? – Нет, когда мы познакомились, Дику было уже 4 года. Получилось так, что меня назначили руководителем кинологического питомника. И когда я принимал объект, бывший начальник распорядился застрелить Дика: видите ли, он после ранения никак не поправлялся (во время происшествия ему сломали лапу и голову разбили). На свой страх и риск я отменил это решение. Лечил Дика почти год. И знаете, он меня не подвел. Мы с ним бок о бок шесть лет отработали, очень много соревнований выиграли и преступлений раскрыли. Прожил он 10 лет. Для милицейской собаки это очень хороший возраст. Второй такой собаки у меня не было и теперь уже не будет. Может быть, поэтому мне о нем вспоминать и говорить тяжело… P.S. Словно вытаскивая Сухина из прошлого, звонким лаем огласили питомник молодые воспитанницы кинолога – две двухмесячные овчарки и любимица Сильва. Напоминание о дне сегодняшнем взбодрило Анатолия Васильевича – ведь еще столько надо сделать, столько вложить труда, терпения и времени, чтобы серпуховский кинологический питомник встал на ноги!
http://oka-info.ru/news/article/2111/
Александр +79092891794